Other Languages

More Translations

For hundreds more PRC articles in many other languages, go here.

ЗАВЕТ: СКИНИЯ БОГА С ЧЕЛОВЕКАМИ

Учение о Божьем вечном завете является более характерным Реформатским наследием, чем доктрина суверенного предопределения. Причина этому,  вероятнее всего состоит в том, что в Реформатском богословии, делается особый ударение на явлении славы Божьей, как на конечной цели всех дел Божьих, а ведь именно в заветных взаимоотношениях с человеком, Бог открывает Себя во всем великолепии Своих совершенств, открывая даже саму Свою жизнь Триединого Бога. Если истину о предвечном избрании, часто называют cor ecclesia, то есть сердцем церкви, то учение о завете, можно смело назвать сердцем благочестия. Ибо в заветных взаимоотношениях, Триединый Бог принимает нас в Свою собственную семью, берет нас на Свое лоно, открывает нам Свое сердце, ходит и говорит с нами, зовет нас и разговаривает с нами, как с друзьями Своими, дабы мы познавали Его, уповали на Него, любили Его всем сердцем нашим, всей душою, всем разумением и крепостью, и служили Ему, как Его друзья. В заветных взаимоотношениях, Бог обитает с нами, и мы пребываем с Ним: это - скиния Бога с человеками!

Однако, то, что именно эта живая связь дружбы Бога с человеком является истинным смыслом и сутью завета, в истории богословской мысли, не получало должного признания. Обычно, завет воспринимался как контракт или соглашение между Богом и человеком, либо его сущность виделась в обетовании, «И буду вашим Богом». Завет описывается скорее как путь ко спасению, каксредство для достижения цели, а не как самое сердце истинного благочестия, не как самое тайное откровение Триединого Бога и окончательное осуществление Божьей цели в спасении. Тем не менее, целью данной небольшой работы, является показ того что, именно последнее,  является истинной сутью завета Божьего, согласно Святому Писанию.

По причине достаточно позднего развития учения о завете Божьем, Реформатские исповедания мало, чем могут нам помочь в плане определения сущности заветных взаимоотношений. Есть упоминания в связи с крещением и спасением младенцев. Гейдельбергский Катехизис утверждает, что «поскольку они (т.е., младенцы, РИ), наряду со взрослыми входят в завет и принадлежат Церкви Божией, и им равно со взрослыми, обещаны отпущение грехов и Творец веры, Святой Дух, их также следует принимать в Церковь Божию через Крещение как знак завета, отличающий их от детей неверующих. То же самое делалось в Ветхом Завете посредством обрезания, которое в Новом Завете заменено Крещением» (В/О 74). Подобным образом Бельгийское Исповеданиевыражает убеждение, что дети верующих, «как мы верим, должны быть крещены и запечатлены печатию завета подобно тому, как раньше были обрезываемы младенцы в Израиле на основе тех же самых обетований, ныне данных нашим детям» (Ст. 34). Форма для совершения обряда Крещения, говорит о «вечном завете благодати», реальность установления которого, Бог Отец, «запечатлевает и свидетельствует нам» в святом крещении. В Форме, так же говорится, что «во всяком завете есть два учстника, потому  нас, через крещение, Сам Бог наставляет и обязывает к новому послушанию, то есть, к тому, чтобы мы прилепились к этому единому Богу, - Отцу, Сыну и Духу Святому, чтобы мы уповали на Него и любили Его всем сердцем нашим и всей душою, и всем разумением нашим, и всей крепостью нашей, и чтобы мы оставили мир, распяли наше ветхое естество, и ходили в новизне святой жизни». Далее, этот же документ описывает святое крещение, как «печать и свидетельство верное к тому, что мы входим в вечный завет благодати с Богом». И наконец, там же, говорится, что детей верующих «должно крестить как наследников царства Божьего и Его завета». Все это весьма важно, но не дает нам определения завета.

Большую приближенность к определению завета мы находим в более позднем Вестминстерском Исповедании Веры. Здесь мы находим упоминание о завете Бога с Адамом, который описывается, как нечто добавленное к отношению человека, тварного существа, с Богом и, как завет «труда (или «дел», РИ), в котором Адаму была обещана жизнь, и в нем всем его потомкам, при условии совершенного личного послушания». ВИВ также говорит о завете благодати, как о втором завете, «в котором [Бог] дарует грешникам жизнь и спасение через Иисуса Христа, требуя от них веры в Него, чтобы они могли быть спасены, и обетование всем тем, которые предуставлены к жизни, дать Его Святого Духа, чтобы соделать их желающими и способными к верованию» (ВИВ VII, 1-3).

Итак, здесь мы встречаемся с представлением, что завет – это нечто добавленное и вторичное, средство к достижению цели, путь жизни, и средство ко спасению. С этого времени, такое определение становится господствующей концепцией завета. Чтобы избежать излишней богословской тяжеловесности в этой краткой работе, я удержусь от того, чтобы представить читателю многочисленные цитаты из богословов, для доказательства истинности своего утверждения. Тем не менее, это факт, что в целом, тенденция такова, что завет Божий определяется как средство для достижения цели, а не как сама цель. Истинно, иногда, проявляются проблески более глубокого восприятия завета: время от времени высказывается идея, что взаимосвязь между Тремя Лицами Триединства является первичной основой заветных взаимоотношений, и что в завете, Бог разговаривает с человеком, как друг общается с другом. Однако эта истина никогда не получает последовательного развития. Завет Бога с человеком, всегда остается лишь средством к цели, путем ко спасению, а не высочайшей целью сам в себе.

Определения могут отличаться в деталях, однако господствующее представление остается тем же. Некоторые настаивают, что завет есть соглашение, пакт, союз; иные находят основную суть в обетовании, иные  описывают его, как путь через который Бог спасает Свой народ. Некоторые говорят только об «участниках», другие настаивают на необходимости «сторон» в завете. Соответственно, некоторые воспринимают завет, как совершенно одностороннее установление: Бог один осуществляет и поддерживает завет. Другие настаивают, что это двустороннее соглашение между двумя сторонами, которое исполняется при согласии обоих сторон, Бога и человека. Иные же, предпочитают определять завет, как односторонний в своем происхождении, но двусторонний в своем исполнении, то есть, один Бог устанавливает завет, однако после его установления, человек становится второй стороной, без соучастия которой, завет не реализуется. Согласно некоторым, завет утвержден со Христом, согласно другим, это соглашение между Богом и избранными, иные же предпочитают называть стороны как оскорбленный Бог и враждующий грешник. Однако, во всех этих определениях, господствующее представление таково, что завет – это по существу соглашение или контракт между Богом и человеком, где главными составляющими являются обетование вечной жизни на условии веры и послушания.

Много веских возражений можно привести против подобного восприятия Божьего завета. Самым серьезным, основным возражением будет то, что человек на самом деле, никак не может быть договаривающейся стороной по отношению к живому Богу. Ибо Бог есть Бог. Он является бесконечным, вечным, сущим (имеющим жизнь и существование Сам по Себе) и совершенно само-достаточным.  Он есть Господь, Творец Владыка, все из Него, Им и к Нему. Нет иного бога, кроме него. А человек – лишь тварное существо, которое обязано всем своим существованием, всем что он есть и имеет, всем своим существом, телом и душою, умом, волею и крепостию своею, всей властью, всеми способностями и прибретениями, во всех взаимоотношениях и каждой секундой своего существования , своему Господину и Создателю. Бог всегда остается преизобилующим источником всякого блага, а человек пребывает зависимым и нуждающимся существом, которому постоянно необходимо пить из этого Источника жизни. Бог – самодовлеющий Я ЕСМЬ, человек же постоянно и полностью зависит Него. Каким же образом это тварное существо человек, займет положение договаривающейся «стороны» по отношению к Богу? Какое обязательство примет он на себя, сверх того, что уже является его долгом к Творцу, безо всякого соглашения: возлюбить Господа Бога своего всей крепостью своею? Может ли исполнение этого священного обязательства когда-либо стать условием для приобретения больших благ и высших благословений?

Человек ничто не может принести Богу, ибо Его вселенная и все, что наполняет ее. Ему принадлежат все сокровища земные и все звери в лесу, и скот на тысяче гор – Его. Человек ничего не может сделать для Бога, ибо Бог абсолютно самодостаточен. Все имеющееся у человека благо исходит от Бога, Который по всевластному благоволению наделяет им Своих существ. Даже привилегия любить Его и служить Ему, есть наивысшее благо, дарованное Богом за которое, человеку остается лишь благодарить Его. Каким же образом взаимоотношения между Всевышним Владыкой Господом и полностью зависимым созданием могут когда-либо стать договором или соглашением, с взаимными условиями и обязательствами? Как человек мог бы заслужить жизнь вечную, или вообще чего-либо у Бога исполняя какие-то условия?  Заключу ли я соглашение с червем, что ползает под моими ногами? А сможет ли человек, который должен мне десять тысяч долларов, сделать меня должником, выплатив мне свой долг? Как же частица праха, называемая человеком, может занять положение «стороны» по отношению к Богу и заслужить у Него какие-то особые благословения в виде вознаграждения, выполняя перед Богом то, что уже является его долгом к Творцу? Взаимоотношения между Богом и человеком никогда не могут быть соглашением между договаривающимися сторонами, с взаимными обязательствами, условиями и обещаниями!

Теологи Реформатской школы всегда подспудно ощущали силу этого возражения. Однако, обычно богословы пытаются вывернуться таким образом, что Бог Сам якобы добровольно снисходит к тому, чтобы устанавливать договор с человеком, так что и контракт с Богом, получается в конце концов по благодати Божьей. По свободному и суверенному изволению, Бог Сам возвышает человека на такую высоту, что он становится как бы партнером с Богом и может заключать с Ним договор, или соглашаться на предложенные условия, исполняя которые, он может обрести какое-то вышнее благо, даже жизнь вечную. 

На это, однако, мы возразим, что Бог Себя отречься не может, а имнно это Ему пришлось бы сделать, если бы Он поставил тварь на равном с Собой положении. Говоря же с благоговением, Бог не может так "снизойти" к человеку, чтобы даровать человеку власть требовать обязательств от Себя, или заслужить чего-либо «по праву» у Него, выполняя какие-либо условия. Верно конечно, что слова закона: «так поступай, и будешь жить» непреложны, ибо послушание, в котором «все для человека», остается единственным путем для обретения и вкушения Божьего благоволения; а в Его благоволении - жизнь. Однако, это  никоим образом нельзя истолковать в таком смысле, что человек, исполняя свой долг послушания любви к Богу, когда-либо мог бы сделать себя достойным того высшего состояния, что в Писании называется жизнью вечной. Истинно, «как во всяком завете есть два участника», так и в завете благодати, и наша «часть» состоит в том, чтобы любить Господа Бога нашего всем сердцем и всей душою, всем разумением и всей крепостью своею.

Однако прошу отметить, во-первых, что существует разница между «участниками» и «договаривающимися сторонами». Во-вторых, наша «часть» является не условием для того, чтобы Бог смог выполнить Свою «часть», а скорее плодом, результатом действия Божьей «части». Так мы откликаемся на Божий завет, будучи разумными, моральными созданиями: Бог суверенно и безусловно осуществляет Свой завет с нами, и в результате этого, мы обретаем благодать для исполнения нашей «части». Он дает нам жизнь вечную, а силой этой  вечной жизни, мы любим Его. Кроме того, нигде в Писании мы не находим описания такого контракта или соглашения, в котором Бог бы предлагал определенные условия, а человек принимал бы их за вознаграждение «жизнью вечной». В библейском откровении нет ничего, что предполагало бы подобного рода отношения между Богом и Адамом, в его первобытной праведности.

Тем не менее, мысль о том, что отношения подобного «формата» между Богом и человеком до грехопадения все-таки существовали, стала стандартным представлением  в Реформатском учении. Традиционно, это взаимоотношение известно под названием «завет дел» (или «трудов»). Этот завет, согласно традиционному взгляду, состоял из обетования, условия и наказания. Обетованием являлась жизнь вечная для Адама и всего его потомства в его чреслах. Условием было совершенное послушание, мерилом и испытанием которого, являлась заповедь, не есть от запретного дерева. Наказанием являлась смерть. Таковы составляющие соглашения, которое якобы заключил Бог с Адамом.

Многочисленные возражение можно привести против этого взгляда. Во-первых, нужно отметить тот факт, что нигде в первых трех главах Бытия, Писание не говорит о взаимном соглашении-договоре, между Богом и Адамом. Напротив, один Бог повсюду является действующим лицом.  Он создает человека. Он помещает его в Едемском саду. Он помещает древо познания добра и зла посреди сада. Он дает испытательное повеление «не ешь от него». И повеление никоим образом не зависит от согласия  Адама. Он попросту под законом. Во-вторых, идея о том, что Бог обещал Адаму жизнь вечную, является чистейшей выдумкой, плодом воображения. Писание не дает ни малейшего основания для подобной гипотезы. Предположение выводится из угрозы наказания смертью, в случае непослушания. Логика здесь строится таким образом: поскольку смерть являлась наказанием за непослушание, следовательно, «жизнь вечная» должна была быть обещанным вознаграждением за послушание.

Но это ложный вывод. Можно согласиться с тем, что Адам не умер бы, если бы пребыл в послушании. Однако, признать это не значит, что Адам мог бы достигнуть того высшего состояния небесной славы, которое в Писании называется вечной жизнью. Он просто утвердился бы в своем земном состоянии. Более того, мы можем с уверенностью утверждать, что «вечная жизнь» в Писании, - это такое состояние славы и блаженства, близости общения с живым Богом, которого Адам никогда не достиг бы самостоятельно. Ибо оно требует воплощения Сына Божьего, и исполняется не иначе как через воскресение Иисуса Христа, Господа славы, из мертвых. Мог ли Адам, даже теоретически когда-либо вознестись в небесную славу и если да то когда и как? После рождения всего человеческого рода? Прославилось бы с ним и все творение? Довольно, однако, и вышеприведенных соображений, чтобы отвергнуть представление, о том, что праотцу человеческого рода в райском саду, якобы когда-либо была обещана «жизнь вечная».

Не только это, но и та форма завета Божьего, что обычно называется «заветом благодати» нигде не представлена в Писании в качестве договора или соглашения. Повсюду Писание подчеркивает, что Бог Сам устанавливает Свой завет. Сразу после грехопадения, Бог раскрывает Свое намерение сохранить Свой завет, в хорошо известном суверенном возвещении: «и вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту» (Быт.3:15). От человеческого согласия, данное утверждение завета не зависит ни в коей мере. Ною, Господь возвещает как до, так и после потопа, что поставит завет Свой с ним и семенем его (Быт. 6:18, 9:11). Завет – Божий, Он один и утверждает его. Та же фраза используется в описании установления Божьего завета с Авраамом: «и поставлю завет Мой» (Быт.17:7). И так это явлено во всем Писании.  Через Исаию, Бог обращается к своему народу:   «Приклоните ухо ваше и придите ко Мне: послушайте, и жива будет душа ваша, - и дам вам завет вечный, неизменные милости, [обещанные] Давиду. (Ис.55:3). Устами Иеремии, Господь говорит: «…Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет» (Иер.31:31); и этот отрывок, Дух Святой применяет к завету в новую эру в Послании к Евреям 8: 8-10. Тот факт, что завет является  не двусторонним соглашением, а утверждается одним Господом, ясно показан в видении, которое описывается в книге Бытия 15:9-21. Аврааму дано повеление взять несколько жертвенных животных, рассечь их на две половины  и разложить их в два ряда, друг напротив друга. После этого Сам Господь Иегова, под образами «дыма [как бы из] печи и пламени огня» проходит между рассеченными [животными]. Смысл ритуального прохождения между рассеченными жертвенными животными, без сомнения, был хорошо понятен Аврааму. Этот акт символизировал нерушимость заключаемого завета. Сторона, проходившая между рассеченными животными, этим актом показывала, что скорее умрет таким же образом, чем нарушит завет. Только вот в заветах, заключаемых между людьми, обе стороны должны были проходить между половинами жертвенных животных, показывая тем самым, что нерушимость завета зависела от них обоих, в то время как в видении Бытия 15, один только Господь проходит между ними, показывая тем самым, что Он Сам, в одностороннем порядке, устанавливает и утверждает Свой завет.

К этому можно добавить и то, что завет никогда не мог бы устанавливаться с верующими и с их детьми, в роды родов, если бы он являлся соглашением, вступление в силу которого, зависело бы от согласия человека, или на любом другом условии, которое человек был должен выполнить. Младенцы не в состоянии выполнить какие-либо условия. Они не могут исполнять роль договаривающейся стороны. По этой причине, если завет утверждается с ними, не по достижению ими сознательного возраста, а с младенчества, он не может быть условным, он не может быть контрактом или соглашением. Завет является Божьим. Он суверенно исполняет все, относящееся к его утверждению. Бог Сам решает, кто войдет в завет. На одной Его верности он стоит. Ибо Бог верен! В этом единственная причина, почему завет нерушим. Он не может потерять силу. Это – вечный завет.

Далее, сам факт, что Писание характеризует завет Божий, как вечный, противоречит идее о том, что это средство для достижения цели – путь ко спасению. «И дам вам завет вечный» (Ис. 55:3). «И завет вечный поставлю с ними» (Ис. 61:8). «И заключу с ними вечный завет, по которому Я не отвращусь от них, чтобы благотворить им, и страх Мой вложу в сердца их, чтобы они не отступали от Меня» (Иер.32:40). «И заключу с ними завет мира, завет вечный будет с ними. И устрою их, и размножу их, и поставлю среди них святилище Мое на веки. (Иез.37:26) Так Господь обещал и Аврааму: «и поставлю завет Мой…завет вечный» (Быт.17:7). Путь же не является вечным. Всякий путь заканчивается, когда достигнут пункт назначения. Средство также не вечно. Когда исполняется цель, то средство, которое использовалось для ее достижения, более не нужно. Вечный же завет пребывает. Он не является путем, а пунктом назначения. Он есть сама цель.

Этот всегда пребывающий завет есть скиния Бога с человеками. Его можно охарактеризовать, как такие узы живого и близкого общения, которые принимают форму дружбы. Под дружбой мы имеем в виду такие отношения общения и тесного союза любви, что существуют на основе наибольшего равенства между различными личностями. Друзья не имеют тайн друг от друга. Они знают друг друга. Они живут вместе. Это возможно только на основе равенства. С другой стороны, истинная дружба является взаимным общением. Друзья дополняют друг друга. Они образуют единое целое. Отсюда следует, что соучастники дружеской связи должны быть разными в лицах. Ведь если бы они были одинаковыми, то каждый был бы самодостаточным. Отсюда, для существования уз дружеской связи, должно быть различение по лицам, на основе наибольшего родства и равенства.

Идея завета, кратко выражается словом «дружба». В Своем завете, Бог является Другом-Владыкой человеку, человек же является Его другом-рабом. В Своем завете, Бог открывается человеку и человек познает Его; Бог открывает ему Свое сердце, и человек вкушает, что Господь благ; Бог принимает его в Свой дом, и человек живет с Ним, посвящается Ему, служит и поклоняется Ему, славит Его и находит радость в соблюдении заповедей Его. Завет Божий является самой сутью благочестия!

Что эта идея завета основана на Святом Писании, не трудно доказать. В раю Бог открывается Адаму, говорит с ним как с другом и Адам познает Его в прохладе дня. Первое творение сосредоточено в раю, в доме Божьем; центр же рая – древо жизни, являющееся таинством Божьего завета дружбы; и все сосредоточено на человеке, домоуправителе Божьем. Моральным центром всего земного творения является сердце человека, а через его сердце, все творение лежит у сердца Божьего! Адам был другом Божьим.О земных святых мы читаем, что они ходили перед Богом, что означает, что они имели близкое общение и дружбу с Богом (Быт.5:22, 6:9). Мы читаем о них, что они разговаривают с Богом, и что Он открывает им Свои намерения, ничего не скрывая от них (Быт. 6:13, 9:9, 18:17 и далее). Авраам наречен другом Божьим (Ис. 41:8, Иак. 2:23). С Моисеем, Господь говорил, как бы говорил кто с другом своим (Исх. 33:11), и Господь общался с ним «лицем к лицу».

Более того, именно эта идея завета представлена в символах скинии и храма, которыми выражается истина о том, что Бог пребудет с народом Своим в одном жилище. И хорошо известен тот факт, что заветные отношения между Богом и Израилем представлены в Писании, в образе брачных уз – самыми близкими из всех человеческих взаимоотношений; а нарушение завета называется блудодеянием.

Та же истина пребывает и в Новом Завете. Познание Бога есть жизнь вечная (Иоан.17:3).

Высочайшая полнота заветного общения между Богом и Его народом во Христе, выражена в Христовой, священнической молитве: «Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены воедино» (Иоан.17:23). Церковь есть храм Бога живого; ей принадлежит славное обетование: « [Я] вселюсь в них и буду ходить [в них]; и буду их Богом, и они будут Моим народом» (2Кор.6:16). Вокруг трапезы Причастия, верующие являются гостями Бога и в доме Его они едят и пьют.

В кульминации, высочайшее и окончательное осуществление Божьей цели в спасении, выражается словами: «Се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их» (Откр.21:3). В новом Иерусалиме, Божий народ будет ходить в свете славы Божьей, и они «узрят лице Его» (Откр.22:4). Божий вечный завет дружбы осуществится в высочайшем, небесном совершенстве благолепия!

Глубочайшим основанием этого заветного взаимоотношения, является Сам Бог. Ибо Бог есть Бог завета, даже без всякого отношения к твари. Он –Триедин. Единый в Сущности, однако троичен в Лицах. В одном божественном естестве, Три Ипостаси (Личности) абсолютно равны. Они – едины в естестве, в мысли, изволении, едины во всех существенных и моральных совершенствах Божества, в вечности, в бесконечности, в суверенности и неизменяемости, в знании, мудрости и силе, в святости, праведности и справедливости, в любви, в благодати и в благолепии. В бесконечном совершенстве три Лица Троицы входят в жизнь друг друга. Однако, они остаются различными Личностями, каждая из которых, имеет Свое собственное имя: Отец, Сын и Дух Святой. И вновь, в своей троичности, они составляют единство, причем исключительное единение. Какая-нибудь четвертая сторона не может соучаствовать в этом блаженном общении. На основе абсолютного равенства по естеству и через личностные различия, три Личности Божества живут вечно совершенной жизнью общения. Отец знает и любит Сына, от Себя, в Духе; Сын знает и любит Отца, через Себя, в Духе; Дух Святой знает и любит Отца, через Сына, в Себе.

Внутренняя заветная жизнь Самого Бога является первоосновой всех заветных отношений между Богом и творениями Его. Ибо Бог явит славу Свою и прославится.  В этом лежит божественная причина всех дел Божьих, которые исходят от Него. Он вознамерился раскрыть Себя в блаженной жизни завета дружбы, и сделать это в высочайшей мере и на самом высшем уровне, путем установления Своего завета дружбы со Своим народом.

По этой причине Он избрал народ особый и предопределил их быть подобными образу Сына Своего, поскольку, как мы уже говорили, отношения заветной дружбы предполагает необходимую основу для такой близости – подобие и равенство. Посему Бог положил в Своем предвечном замысле, создать такой народ, который бы совершенно, и в высочайшей степени возможной для твари, был подобен образу Сына Его. В вечности Он знает их, видит их и любит вечной любовью. Во главе этого народа, как они созерцаемы в вечном Божьем благоволении, стоит Христос, Сын Божий во плоти, как уже прославленный и воскресший Господь. Он является истинным Божьим заветным Другом-Рабом. В Нем, подобие Божье воплотилось в наибольшей полноте.

Ибо Христос - не запоздалая мысль у Бога, не «план Б», чтобы поправить «план А», но Первенец в замысле Божьем.  Спасение является не аварийным ремонтом, а осуществлением Божьего вечного завета, даже через глубины пути греха и благодати. Не первозданный мир, а новое творение, коему воскресший Господь есть Глава, и в котором скиния Бога пребудет с человеками, является целью и намерением Божьим от всей вечности. Все остальное является средством, путем для этой цели. И поскольку все в новом, грядущем, небесном устроении, сосредоточено на прославленном Сыне Божьем во плоти, ибо все создано Им и для Него, мы повторяем, что в предвечном Божьем благоволении, прославленный, воскресший Христос есть Первенец всякой твари. В Нем, Бог желает явить славу Своего вечного завета.

В этом смысл удивительного отрывка в Послании к Колоссянам 1:17-20: «Который есть образ Бога невидимого, рожденный прежде всякой твари; ибо Им создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, - все Им и для Него создано; и Он есть прежде всего, и все Им стоит. И Он есть глава тела Церкви; Он - начаток, первенец из мертвых, дабы иметь Ему во всем первенство, ибо благоугодно было [Отцу], чтобы в Нем обитала всякая полнота» (Кол.1:15-19). Христос, первенец из мертвых, воскресший Господь, является началом и целью всего. Он есть Первенец всего творения!

По этой причине, именно с Ним, главным образом, Бог и утверждает Свой вечный завет. Это ясно следует из всего Писания. Просто прочитайте следующие отрывки: 2-е Царств 7, Псалом 2, 33, 88, 109, и несколько отрывков в пророках, и вы убедитесь, насколько это утверждение соответствует Писанию. Однако, слава Божьего завета дружбы, в средоточии которого, воскресший Господь, должна воссиять во множестве людей, в прославленной церкви. Сын должен быть первородным среди многих братьев. Посему, Бог предопределяет всех избранных и дает их Христу. В Нем они избранны. Его образу они должны уподобиться, чтобы блаженный завет дружбы отразился и утвердился в миллионах миллионов сыновей и дочерей Божьих, дабы это произвело благодарность во многих во славу Божию. 

И что более того, этому прославленному Христу и Его церкви, все дано на небе и на земле. Ибо Христос есть глава небес и земли. В Нем, как в главе, все должно быть собрано воедино, дабы все творение стало единым великим домом Божьим, объемлющим каждую тварь, где все служит новому человеку во Христе, дабы он служил своему Богу. И ради этой великой цели, ради окончательного, небесного осуществления Божьего всеобъемлющего завета, все вещи и события во времени, строго подчинены: творение и грехопадение, грех и смерть, силы тьмы и откровение Божьей благодати в Иисусе Христе, Господе нашем. Все должно служить исполнению высшей цели Божьего завета дружбы.

Так все выглядит в Божьем вечном намерении.

В осуществлении же этого вечного намерения в истории, мы видим обратный порядок. Не Христос появляется первым на сцене, а первый Адам. Мы видим следующий порядок: творение, грехопадение, грех, смерть, проклятие - после этого, откровение о Христе. затем воплощение, распятие, воскресение, прославление Сына Божьего, искупление и окончательное совершение всего в небесной славе. 

Поэтому, в первом раю, мы видим первое, земное воплощение Божьего завета дружбы. Завет этот был не соглашением и не контрактом, заключенным с Адамом после его сотворения  и не был он задуман как путь для Адама, чтобы заработать вышнюю славу вечной жизни, а был живым отношением общения и дружбы, в котором Адам находился с Богом, с самого момента своего сотворения, в силу дарованного ему образа Божия. Ибо и для этого первого заветного отношения, основой было равенство и подобие, что подтверждается тем фактом, что человек был сотворен по подобию Божию. Адам имел тварное подобие Бога. Ему было даровано истинное знание о Боге, так что он знал Его в любви, в совершенной праведности. По этой причине он знал волю Божью и любил исполнять ее, всей святостью своего естества, посвящаясь всею силою своею и вместе со всем творением, служению Богу живому. На уровне своей земной жизни, он обладал блаженством общения с Богом, наслаждался Его заветом дружбы.

Однако, человек, "ни уразумел того, что находится в чести, ни познал своего превосходства, но упорно покорил себя греху и, следовательно, смерти и проклятию, прислушиваясь к словам диавола" (Бельгийское Исповедание, Ст. 14). Он нарушил Божий завет дружбы и встал на сторону князя тьмы, врага Божьего. Так он стал объектом Божьего огненного гнева. Он стал подвластен смерти и тлению, испортился во всех путях своих и был изгнан из дома Божьего. Образ Божий, которым он обладал, исказился в свою противоположность: свет его стал тьмой, праведность обратилась в нечестие и бунт против Бога живого. Адам, друг Бога, стал врагом Божьим и в нем, весь род человеческий, коего отцом, главой и корнем он был, отпал от Источника всякого блага и превратился в род нарушителей завета. И не было пути назад для человека.  Возвращение в Божье общение дружбы стало для людей невозможным. Дверь закрылась.

Однако, что человекам невозможно, возможно Богу, Который предусмотрел о нас нечто лучшее: вечное совершенство Своего завета дружбы во Христе. Адам нарушил завет, но Бог сохраняет его. Сразу после грехопадения, Он дает откровение о завете, который навечно утвержден в Сыне Божьем, - воплощенном, распятом и воскресшем Господе славы. Ибо Он возвестил в то время, что положит вражду между змеем и женщиной, и между семенем его и между семенем ее, и что Семя жены, Поручитель вечного завета, одержит победу.

Осуществление этого завета будет следовать по линии избрания. И для того, чтобы этот завет открылся, все творение становится его сценою. Человек покоряется временной смерти, отлучается от древа жизни. Скорби женщины в зачатии и рождении усиливаются, дабы Христос пришел скоро. Земля проклята и будет теперь производить терния и волчцы. Человек же не только будет есть хлеб свой в поте лица своего, но также будет есть и пить свою собственную смерть. И все творение покоряется суете, так что все настоящее попечение о ней, падшим господином творения становится невозможным.  Но на этой печальной сцене, Бог, открывает Свой блаженный завет, и в этой тьму Он посылает свет своего обетования, свет сияющий от лица воскресшего Господа, дабы просветить и наполнить наследников обетования надеждою.

Этот завет открывается Ною и семени его, как завет охватывающий все творение. И радуга в небе дается как знамение окончательного избавления для всего творения, которое ныне стенает и мучается. Этот же завет открывается Аврааму, другу Божию, отцу верующих, как продолжающийся в поколениях его рода, и все же охватывающий все народы земные. Этот же завет явлен на горе Синайской, но теперь дается под законом, дабы умножились преступления. и чтобы дети обетования, под властью детоводителя, с усердием ожидали конца закона во Христе, Который грядет.

И хотя во все время ветхозаветного домостроительства, силы тьмы объединяются против Божьего святого завета и стараются уничтожить святое семя, дабы не пришел Христос Божий в мир, когда наступает полнота времени, Бог исполняет Свой завет, в воплощении Сына Божьего. Основание этого завета утверждается в праведности, через совершенное послушание Друга-Раба Иеговы, кровью Нового Завета. Слава этого завета проявляется в воскресении Иисуса Христа из мертвых и в вознесении Первенца всего творения одесную Бога.

Духом воскресшего Господа, пребывающим в церкви, завет дружбы духовно исполняется в сердцах избранных, когда они рождаются свыше и призываются благовествованием из тьмы в Божий чудный свет. Ныне они все знают Его, от малого до великого, ибо закон Его написан в их сердцах. И их призвание - жить по принципу новой жизни и представлять дело Сына Божьего в мире, который лежит во тьме.

Однако не все еще исполнилось. Еще одно явление чуда Божьей благодати мы ожидаем в свете обетования. Ибо Сын Божий должен явиться с небес. Снова Бог введет Первородного Своего во вселенную. Тогда, завет Божий усовершится. Все старое прейдет и обновится Его творение. Бог уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Сына Божьего. И остальное творение освобождено будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. Новый Иерусалим сойдет от Бога с неба, и скиния Бога будет с человеками. И Он будет ходить среди них, и они будут видеть лицо Его, будут знать Его как и Он познал их, и вкусят они и узнают, что Господь благ!

Hoeksema, Herman

Herman Hoeksema (1886-1965) was born in Groningen, the Netherlands on March 13, 1886 and passed away in Grand Rapids, MI on September 2, 1965. He attended the Theological School of the Christian Reformed Church and was ordained into the minitry in September of 1915.

"H.H." is considered one of the founding "fathers" of the Protestant Reformed Churches in America.  He and his consistory (Eastern Ave. Christian Reformed Church in Grand Rapids, MI) were suspended and deposed from their offices in 1924-1925 because of their opposition to the "Three Points of Common Grace" adopted by the Christian Reformed Church in the Synod of Kalamazoo, MI in 1924.  He, together with Rev. George M. Ophoff, Rev. H. Danhof and their consistories continued in office in the "Protesting Christian Reformed Church" which shortly thereafter were named the "Protestant Reformed Churches in America."

Herman Hoeksema served as pastor in the 14th Street Christian Reformed Church in Holland, MI (1915-1920), Eastern Ave. Christian Reformed Church in Grand Rapids, MI (1920-1924), and First Protestant Reformed Church in Grand Rapids, MI (1924-1964), He taught in the Seminary of the Protestant Reformed Churches from its founding and retired in 1964.

For an enlarged biography, see: Herman Hoeksema: Theologian and Reformer

Notes: You may also find many sermons of "H.H." at the RFPA website. And you may find copies in print of an entire set of "H.H.'s" catechism sermons here.

back to top

Contact Details

Denomination

  • This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.
  • This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.
  • This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.
  • Reading Sermon Library
  • Taped Sermon Library

Synodical Officers

  • This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.
  • This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.
  • This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.
  • This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.
  • This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Synodical Committees

  • This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.
  • This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.
  • Emeritus Committee
  • This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.
  • This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Contact/Missions

  • This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.
  • This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.
  • This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Classical Officers

Classis East
This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.
This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Classis West
This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.
This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.